А.Навальный и его соратники в зале суда, 8.2.17. Фото: twitter.com/navalny
  • 09-02-2017 (09:48)

Старый новый приговор

Блогосфера о завершении процесса по делу Алексея Навального и Петра Офицерова

update: 09-02-2017 (13:27)

Обвинительный характер нового приговора суда по делу Алексея Навального и Петра Офицерова предсказывали многие. Однако процесс все же не обошелся без сенсаций: оказалось, что приговор практически до буквы совпадает с предыдущим. Сможет ли теперь Алексей Навальный участвовать в выборах? Сам он утверждает, что да. Ряд блогеров высказывает сомнения.

Алексей Навальный:

"Ничего не поменялось.

Диспозиция прежняя.

По теме
Реклама
Смотрите также
Реклама
НОВОСТИ
Реклама

Они: по-прежнему боятся допустить нас на выборы.

И не сказать, что особо стараются скрыть это. Приговор совпал с прежним вплоть до последней буквы. До опечаток. 100% копипаст.

Мы: по-прежнему считаем, что имеем право бороться за лучшее будущее своей страны".

Иван Жданов:

"Почему избирательная кампания Навального будет продолжаться? Отвечает Конституция Российской Федерации".

Дмитрий Гудков:

"Демонстративное кривосудие. Дословно повторить отмененный ЕСПЧ приговор — и не нужен никакой Зорькин с его отменой приоритета международного права.

Я могу только словами сейчас поддержать Алексея Навального: политические приговоры разрушают самую основу государства. Это самый надежный путь к его распаду".

"8 февраля: в Кирове судят Навального, в Донецке взорвали "Гиви" (дружка Моторолы, Михаила Толстых). Это такие — крайние точки кремлевского континуума "русского мира". Такую форму все приняло за три года", — пишет Александр Морозов.

Леонид Волков:

"Мы начинали планировать кампанию в июле 2016 года — когда и речи не было про отмену первого приговора по Кировлеса.
Мы всегда действовали в предположении, что нам со всех сторон будут сочувственно кивать: "ребята, ну а что делать, если он по закону не имеет права участвовать".
Мы всегда понимали, что будет трудно.

Поэтому мы и начала кампанию за допуск Навального к выборам ровно за год до того момента, когда — в декабре 2017 — решение о допуске, собственно, будет приниматься.

И приговор никак на нашу кампанию не влияет.
У нас есть год (ну, теперь уже 10 месяцев) для того, чтобы сделать Алексея Навального кандидатом на президентских выборах 2018 года.

Конкретные формальные механизмы вообще не имеют значения.
ЕСПЧ отменит новый-старый приговор и ВС не будет снова тянуть полгода, а отменит его тоже окончательно?
Конституционный суд отменит норму, запрещающую судимым баллотироваться (ведь она явно противоречит Конституции)? Госдума, как она это умеет, за один день в трех чтениях отменит этот закон? Может быть любой юридический вариант. Но юридическая сторона вторична: она в любом случае будет лишь оформлением политического решения.

И вот этого политического решения мы и должны добиться путем нашей политической кампании".

"Это смешно. Путин заговорил лозунгами кампании Навального про прекрасную Россию будущего, даже он проникся, даже ему хочется жить (хотя бы на словах) в такой стране", — комментирует Олег Козырев заявление Владимира Путина о том, что Россию ждет неизбежное прекрасное будущее.

Евгений Ихлов:

"КАК НАВАЛЬНЫЙ ПОПАЛ ПОД ЛЮСТРАЦИЮ

Спор о том, имеет ли право приговорённый Навальный Алексей Анатольевич баллотироваться в президенты Эрэфии возник из-за недоразумения.

1. Конституция (ч. 3 ст. 32) лишает осужденных зэков активного и пассивного избирательного права.
В части лишения активного избирательного права — это уже названо ЕСПЧ не соответствующей ЕКПЧ, поскольку является дополнительным ограничением прав приговорённого, не обозначенное в приговоре (как, например, обозначают запрет занимать должности в определённых областях).
Но при рассмотрении жалобы адвоката Валерия Шухардина, Конституционный суд на это решение Страсбурга наплевал, только лишь поставив вопрос о возвращении избирательного права находящимся в колонии-поселении.

Как я понимаю, когда в 1993 года создавалась это норма, перед мысленным взором и власти, и либеральной интеллигенции проходила страшная картина того, как полмиллиона "арестантов", подчиняясь малявам, будут единодушно поддерживать некие деструктивные фигуры. (Идея фальсификации голосования на закрытых участках, видимо, еще воспринималась как кощунство. Зловещие предчувствия реформаторов не обманули — СИЗО долгое время голосовали за ЛДПР). А ведь никто и не отменял право кандидата на встречу с электоратом!

2. Новая "норма Навального" 2014 года о 10-летнем моратории на пассивное избирательное право для осужденных по тяжким составам — это дополнительное ограничение пассивного права, введённое под лозунгом "остановим криминалитет, идущий во власть".
Фактически это — разновидность люстрации. Тот самый чаемый радикальной оппозиций запрет на мэрство и депутатство для "жуликов и воров".

Разумеется, законы могу вводить ограничения прав более обширные, чем это есть в конституции. Например, "запреты на профессию" для педофилов или имевших приговор за насильственные преступления. И при этом в действующей конституции вообще нет нормы про ограничения на трудоустройство в зависимости от судимости.

Но если абстрагироваться от фигуры Алексея Анатольевича, то запрет убийцам, насильникам, грабителям и мошенникам идти во власть должна полностью удовлетворять сторонников Навального (как я их себе представляю).
[Вот в США профессиональный банкрот стал президентом — и тут же пошёл лепить антиконституционные указы, называть блокирующего их судей "так называемыми", все суды — "политизированными", а своих оппонентов — "подкупленными"]

Вот что гласит Основной закон: "Не подлежат ограничению права и свободы, предусмотренные статьями 20, 21, 23 (часть 1), 24, 28, 34 (часть 1), 40 (часть 1), 46 — 54 Конституции Российской Федерации." (ст. 56, ч. 3).
Обратим внимание, что норма ч. 2 ст. 32 (имеют право избирать и быть избранными) в этот перечень не попадает.

Так что "казус Навального" — это очень любопытная возможность для общественности ещё раз оценить лозунг "даешь люстрацию" в его практическом воплощении. Заблаговременно..."

"Бывает такой день проживёшь, что для его описания не хватит толстой тетради. А бывает наоборот: одного предложения достаточно для описания целой эпохи. Например, "мы радуемся условному сроку, полученному по сфабрикованному делу", — пишет Евгений Левкович.

Кирилл Шулика:

"Собственно, единственный возможный вариант тут, другого просто не бывает, это продолжать готовиться к выборам и вести кампанию. То вынесут смешной приговор, то скажут, что не то запостил в Интернете, то Мальцева выдвинут в президенты... Не обращать внимание и работать так, будто ничего этого нет. Препятствия создаются для того, чтобы их испугались. То есть человеку надо сказать — даже не подходи. А если он не испугался и подошел, то оказалось, что ничего страшного там нет.
Есть два момента, которые я бы условно отнес к позитивным. Во-первых, система не заточена под риск, поэтому Навального не закрыли. Это опасно, потому что непонятно, чем могло все закончиться. Может и все хорошо было бы, но система закостенела так, что исключает вообще любой риск.
Во-вторых, опричнина забронзовела настолько, что просто переписала старый приговор, убрав оттуда показания свидетелей, которых не было. Ну хоть судья Втюрин пару раз мышкой по нему поводил и кнопочку нажал. Это означает, что опричнина в кризисе. Поэтому ее будут обновлять, как губернаторский корпус. Оно неизбежно. Однако это уже риск, причем, довольно серьезный. Но, как вы уже знаете, система на него неготова. Совершенно непонятно, как она пройдет эту развилку".

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl + Enter
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
Загрузка...